Вторая экономика в мире: чему Китай научился у Советского Союза

Вторая экономика в мире: чему Китай научился у Советского Союза0
В новой итерации «Холодной войны» Соединенные Штаты назначили своим противником №1 не Россию, а Китай. Причина проста – американские элиты больше боятся не русских ракет, а колоссальной финансово-промышленной мощи Поднебесной, которая всего за несколько десятилетий превратилась в реального конкурента «гегемона». Чему же мы можем поучиться у китайских товарищей?

Когда рассуждают о «китайском экономическом чуде», как правило, перечисляют следующие факторы: дешевая рабочая сила, емкий внутренний рынок КНР с большим потенциалом роста, огромные инвестиции западного капитала и вольное отношение к чужой интеллектуальной собственности. Все это верно, но это не вся правда. По этой логике по щелчку пальцев новой «мировой фабрикой» должны стать Индия или Вьетнам, но так просто почему-то не получается, о чем мы подробно рассказывали ранее.

Истина состоит в том, что в Пекине сделали работу над ошибками СССР, и теперь КПК ведет страну к построению социализма своим, китайским путем.

НЭП по-китайски

Данной темы мы касались, рассуждая о том, насколько применим китайский опыт при попытке построения новой сверхдержавы на основе Союзного государства. Апеллирование к КНР как удачному примеру у некоторых читателей вызвало явное непонимание. Как же так? Какой может быть социализм в стране, где действует рыночная экономика, имеется частная собственность на средства производства, и долларовых миллиардеров побольше, чем в капиталистической Российской Федерации?

Действительно, все это довольно странно. Социализм и капитализм – это две противоположные по своей сути общественно-экономические формации, принципиальное отличие между которыми заключается в отношении к средствам производства. При социализме они находятся в государственной, точнее, в общественной собственности, при капитализме – в частной. Средства производства – это совокупность средства труда и предметов труда, используемых в производстве материальных благ (заводы, фабрики, пароходы и проч.). Отметим, что при социализме разрешена личная собственность – имущество, используемое в личных целях без цели получения дохода. Поэтому либерально-пропагандистский миф о том, что большевики-де хотели вообще все у людей отобрать и обобществить, ложный.

Странное, на первый взгляд, противоречие между руководящей ролью Компартии КНР, заявленной ею целью построения социализма с китайской спецификой и де-факто капиталистическим способом производства объясняется довольно просто. Дело в том, что в Китае сейчас переходный период, НЭП, который Дэн Сяопин подсмотрел в СССР. И этот НЭП, похоже, подходит к концу.

В Советском Союзе новая экономическая политика действовала в период с 1921 по 1924 годы (формально – по 1931-й, когда была запрещена частная торговля в СССР), что было вызвано необходимостью преодолеть Разруху. Была проведена банковская и денежная реформа, рубль стал свободно конвертируемой валютой. В разоренных Гражданской войной деревнях продразверстку заменили продовольственным налогом, радикально снизив сборы. Был возвращен свободный рынок, начался приток иностранного капитала в виде концессий. Для инвестирования в промышленность создавались акционерные общества. Ранее национализированные предприятия передавались в аренду частникам, в том числе, их бывшим владельцам. Малые предприятия с численностью работников до 20 человек оставались неприкосновенными в частной собственности. Промышленность консолидировалась в тресты и синдикаты. Бурно развивалась кооперация, в СССР пошел поток рабочей силы из-за рубежа.

По факту, началась реставрация капитализма, что вызвало разочарование у многих идейных большевиков. Однако в условиях послевоенной Разрухи НЭП был исключительно вынужденной мерой, поскольку требовалось быстро снять напряженность в обществе, укрепить социальную базу РКП(б) в виде союза рабочих и крестьян. Требовалось создать экономическую основу для дальнейшего построения социалистического государства, что и было сделано.

Результаты НЭПа оцениваются по-разному. Буквально за несколько лет удалось добиться заметного экономического роста, однако либерального толка исследователи сетуют, что он мог оказаться намного больше, будь «эффективные частные собственники» допущены к «командным высотам в экономике». Для нас же интересно то, что опыт советского НЭПа оказал огромное влияние на современный Китай.

Китайский лидер Дэн Сяопин очень впечатлился трудами Н.И. Бухарина, который обосновывал возможность сочетания планового государственного регулирования и рыночной экономики, и поддержал создание «Института марксизма-ленинизма и идей Мао». По факту, сейчас в КНР действует своя версия НЭП, направленная на построение социализма с китайской спецификой и «общества всеобщего процветания». Именно этим и объясняется кажущееся противоречие между капиталистическим «базисом» и социалистической «надстройкой» в виде руководящей роли Компартии и государственной идеологии. При этом новая экономическая политика явно будет подвергнута серьезной трансформации.

Коллеги из РИА Новости в конце 2021 года обратили внимание на то, как все ведущие китайские СМИ, находящиеся под контролем государства, перепечатали у себя статью некоего Ли Гуанманя, главреда одной небольшой газеты, где тот опубликовал следующие тезисы:

Если нам по-прежнему придется полагаться на крупных капиталистов как на главную силу в борьбе против империализма и гегемонизма или мы все еще будем сотрудничать с американской отраслью «массовых развлечений», наша молодежь утратит свою сильную и мужественную энергию, и мы потерпим такой же крах, как Советский Союз, даже еще до того, как подвергнемся настоящей атаке.
Речь шла о том, что в Китае начали закручивать гайки, беря под уздцы невесть что о себе возомнивших олигархов, вроде Джека Ма, вводить цензуру и новые стандарты в сфере культуры и шоу-бизнеса, ограничивать доступ детей и подростков к американским компьютерным играм. Следующий шаг – это усиление государственного контроля в сфере образования и медицины с целью увеличения их доступности населению. КПК усилит борьбу с социальным неравенством через «реформирование отношений собственности», о чем рассуждал Гуанмань:

Это возвращение от группы капиталов к массам людей и трансформация капиталоориентированной модели в модель, ориентированную на народ. Таким образом, это политическое изменение, и народ вновь становится главным органом этого изменения, а те, кто будет мешать реализовать это изменение в сторону народа, будет отброшен. <…> Это также возвращение к первоначальным намерениям КПК, <…> возвращение к сути социализма.
Эпоха китайского НЭПа объективно завершается. Впереди либо победа идей построения социализма и впоследствии — коммунизма, либо реставрация капитализма в результате внутрипартийной борьбы в КПК. Однако в Пекине утверждают, что выучили горький советский урок. Почему нам так интересен опыт Поднебесной?

Потому, что это эволюционный путь, который может быть приемлем как нашим «верхам», насмерть боящимся национализации, так и «низам», мечтающим о настоящей социальной справедливости. Эта «революция сверху» — единственная вменяемая и приемлемая альтернатива «революции снизу» для построения социализма в России, точнее, будущем Союзном государстве.

  • Автор: Сергей Маржецкий
  • Использованы фотографии: https://pixabay.com/

Источник topcor.ru

Яндекс.Метрика