«Роснано» ждет «черный понедельник», а Кремль будет искать след Чубайса?

«Роснано» ждет «черный понедельник», а Кремль будет искать след Чубайса?

На этой неделе на сайте Московской биржи появилось сообщение о том, что «принято решение приостановить торги с 17 часов 08 минут по московскому времени 19 ноября 2021 года ценными бумагами «Роснано», далее идет список из корпоративных и биржевых облигаций. Всего 9 позиций, в том числе ценные бумаги, эмитированные еще в 2014 году.

Причины приостановки торгов бывают разные, в том числе технические, тем более, что облигации вообще считаются бумагами малоликвидными, с доходностью, не намного большей, чем по банковским депозитам. Поэтому вышеуказанная новость вначале оказалась фактически незамеченной. Разве что на околобиржевых форумах кто-то припомнил слова бывшего шефа «Роснано» — Чубайса, взорвавшие в конце 2015 года российское медиапространство.

Анатолий Борисович сказал следующее: «С чем мы встречаем следующий, 2016 год? Первое, о чем я хотел сказать — у нас очень много денег, их просто совсем много. Совет директоров утвердил нам возможность из полученной нами сверх плана премии по итогам 2015 года направить ее значительную часть на выплату премии из-за экономии фонда заработной платы, а значит, у нас есть вторая премия помимо первой».

Но, возможно, приостановка торгов является предвестником банкротства. Сама «Роснано» объявила 19 ноября, что провела встречу с кредиторами и крупными держателями облигаций.

В официальном заявлении говорится: «На повестке дня обсуждались финансовые результаты деятельности Общества и возможные сценарии реструктуризации в интересах кредиторов. Было констатировано, что накопленный непропорциональный долг и текущая финансовая модель Общества требуют корректировок. В настоящее время есть возможность выработать компромиссные варианты развития ситуации, которые позволят избежать наиболее негативных сценариев».

«Накопленный непропорциональный долг» и попытка «выработать компромиссные варианты», чтобы «избежать наиболее негативных сценариев» — не сулят ничего хорошего держателям роснановских облигаций. Во всяком случае, такого рода встречи, как правило, не предаются публичности, если вероятность дефолта невелика. Кредиторы в неменьшей степени заинтересованы не выносить сор из избы, хотя бы для того, чтобы распродать токсичные активы третьим лицам. Во всяком случае, в США периодически вспыхивают скандалы, как кто-то кому-то удачно сбагрил бумаги, зная о скорой несостоятельности своего клиента.

Теперь же, выходит, «Роснано» надеется на понимание?

«Процесс открытого и конструктивного диалога с кредиторами и иными заинтересованными лицами» можно рассматривать, как проявление сильнейшего раздражения со стороны тех, кому бывшие подчиненные Чубайса должны много денег, тех самых, которые в огромных количествах выплачивались в качестве зарплат и премий.

Удивительно это еще тем, что в 2016 году тогдашний хозяин «Роснано» бодро докладывал Путину об успехах, например, позитронно-эмиссионной томографии — той самой, потребность в которой сегодня, в условиях пандемии, просто зашкаливающая. А с учетом роста онкологических заболеваний заявленные Анатолием Борисовичем перспективы должны были буквально озолотить людей, поверивших Чубайсу.

«Мы попали удачно в золотой стандарт современной диагностики, которая позволяет диагностировать, выявлять самые тяжелые онкологические заболевания на ранних и сверхранних стадиях. Конечно, для этого потребовалось соответствующее обучение кадров, подготовка специалистов, которых не было. Минздрав активно нам помогал», — именно так Чубайс рапортовал Путину.

Были и другие «яркие перспективы», в том числе «легендарный» школьный планшетник для всех российских школьников. Власть, можно не сомневаться, на все сто процентов верила Чубайсу, несмотря на народное раздражение автором «прихватизации». Но в 2017 году прозвучал звонок, что с «Роснано» не все в порядке, причем такой громкий, что в Кремле просто не могли его не услышать.

Тогда сигнал о том, что с Анатолием Борисовичем вообще лучше дел не иметь, послали падкие на научные и особенно военные новинки индийцы, которые плотно поработали над идеей создания с «Роснано» совместного кластера прямых инвестиций в высокие технологии.

А как красиво Чубайс, в том самом «многоденежном» 2016 году, с пафосом анонсировал этот проект: «Создание совместного Фонда (с Индией — авт.) прямых инвестиций — это выход на новую ступень развития отношений в жестких условиях мирового рынка. Фонд призван укрепить конкурентные позиции российских компаний, содействовать экспорту российских высоких технологий на перспективный индийский рынок».

Анатолий Борисович в своей пламенной речи много говорил о хай-теке и технологиях двойного назначения, благодаря чему появится востребованная во всем мире продукция индийского военно-промышленного комплекса. Но Нью-Дели выбрал в качестве партнера Эр-Рияд и с ним создал совместный кластер.

В этой связи злые языки припомнили Чубайсу провальные проекты «Лиотех», Nitol, Plastic Logic 100, «Солнечный ветер», а также безудержное расточительство, ставшее причиной огромных долгов. На конец 2015 г. они составляли 149,4 млрд. рублей, из которых примерно 133 млрд. рублей приходилось на долгосрочные кредиты и займы. Можно вспомнить еще и то, что Анатолий Борисович тогда поставил задачу: привлечь «к 2020 году объем совокупных привлеченных внешних инвестиций, не „роснановских“, в наши проекты, в наноиндустрию, 150 миллиардов рублей».

Сегодня общий долг «Роснано» (заработала в текущем году 5,8 млрд. руб) превышает 90 млрд. рублей, причем в этом году компания заняла 2,361 млрд. руб., чтобы погасить долг на общую сумму 4,9 млрд. рублей.

Интересно, сможет компания произвести в декабре выплаты? Этим вопросом наверняка задаются и кредиторы.

Но проблема может быть куда глубже, поскольку среди держателей российских облигаций, с большой долей вероятности, началась паника, что может привести уже в понедельник к сильным распродажам ценных бумаг других компаний. Дело в том, что «Роснано» в определенной степени считается кремлевским проектом, и если уж власть не может его поддержать в рамках объявленной жесткой монетарной политики, то очень многим другим эмитентам вообще не приходится рассчитывать хоть на какую-то помощь.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика