Семена невсхожести

В Госдуму РФ внесена новая редакция закона о семеноводстве, которая активно обсуждается профессиональным сообществом. Казалось бы, сегодня с этим нет проблем: разнообразный ассортимент семян, рассады, саженцев плодовых и декоративных культур предлагают как крупные специализированные питомники, так и совсем небольшие фермерские хозяйства. Соответствующие отделы супермаркетов пестрят разнообразными красочными этикетками. А еще есть бабушки на рынках с рассадой собственного производства и безграничный интернет, где можно заказать вообще все что угодно. Но, наверное, каждый, кто пытался что-нибудь посадить, сталкивался с ситуацией, когда вырастает совсем не то, что было обещано рекламой, живописной картинкой или рассказом продавца. А то и вообще ничего не вырастает. Проблема качественного посадочного материала сегодня остро стоит и перед крупными хозяйствами, и перед дачниками-любителями.

 Семена невсхожести

Даже такой привычный нам продукт, как свекла, зачастую имеет «иностранное происхождение». Фото: Александр Колбасов/ ТАСС

Подсчитали — прослезились

"Проверки Россельхознадзора показывают, что в России находятся в обороте значительные объемы некондиционных семян с низкой всхожестью, без документов, подтверждающих сортовые и посевные качества, фальсифицированных, с высокой засоренностью, с просроченным сроком реализации, используются семена неизвестного происхождения, пониженных посевных (посадочных) качеств. В последние пять лет доля таких семян от общего количества проверяемых семян составляет 30 процентов и более", — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предварительным расчетам, Российская Федерация в 2019 году недополучила почти 330 миллиардов рублей из-за посева некондиционных семян сельскохозяйственных культур. В документе также обозначен примерный объем рынка: ежегодно России требуется, по разным оценкам, от 10 до 14 миллионов тонн семян.

— Несмотря на старания Россельхознадзора, все равно с этим очень сложно бороться, — прокомментировал ситуацию руководитель Центра прикладной генетики, селекции и семеноводства при Волгоградском госуниверситете Игорь Подковыров. — Нет четкого требования об обязательной сертификации. Если семена и саженцы произведены в том регионе, где продаются, то сертификат не обязателен. Если продаются в другом, то нужны лишь документы, подтверждающие безопасность растений. Как показывает практика, далеко не все питомники сертифицируют свою продукцию: это дополнительные затраты и хлопоты. Впрочем, мы как покупатели тоже весьма легкомысленны: при покупке не интересуемся наличием сертификата, тем, где и как продукция произведена. Вот и получаем, что сертификация сегодня, по сути, добровольная: хочет производитель — занимается, не хочет — никто его и не обязывает. А добровольно отдать деньги очень сложно, поэтому сложно найти качественную продукцию.

Новая редакция закона о семеноводстве призвана разрешить эти проблемы. Законопроект определяет базовые понятия и регламентирует основные процессы, связанные с производством, реализацией и хранением семян. Предполагается определить требования к качеству семенного материала. Прописана правовая основа для формирования и ведения Госреестра семян, согласно которому каждый сорт должен будет пройти испытания с учетом региональной специфики. В предыдущей версии закона не было сформулировано, как, кем и на каких условиях он должен вестись. К слову, предлагается платить пошлину за внесение в Госреестр семян. Документ также предусматривает создание федеральной государственной информационной системы в области семеноводства сельскохозяйственных растений. ФГИС "Семеноводство" поможет производителям получить информацию о наличии на рынке качественного посевного материала с заданными характеристиками, а также узнать, подходят ли указанные семена для воспроизводства в конкретных условиях. Вводится обязательная сертификация семян. Ужесточается контроль при их при ввозе из-за рубежа.

Сегодня потери урожая от использования сортов, не прошедших испытания в зонах возделывания, составляют свыше 105,3 миллиарда рублей в год

— Проект направлен на защиту отечественного производителя, — считает Игорь Подковыров. — Правительство обратило внимание на проблемы отечественного семеноводства — это большой шаг для отрасли. Ведь это целая индустрия, у нас практически потерянная.

Из-за бугра

За последние годы производство семян в нашей стране, как пояснил директор агрохолдинга "Поиск" (одна из немногих российских компаний, которая занимается созданием новых сортов) Николай Клименко, упало с шести-семи тысяч тонн до 1-1,5 тысячи. Сегодня на полях 80 процентов овощей — зарубежной селекции.

В филиале ФГБНУ "Федеральный научный агроинженерный центр ВИМ" в Рязанской области (ранее ФГБНУ "Рязанский НИИСХ") в 1981 году работали 120 человек, сегодня — всего 10 научных сотрудников и 40 вспомогательных работников. Как рассказал специалист Центра по оригинальному и элитному семеноводству Вячеслав Головин, сегодня в России нет отечественных сортов даже такой, казалось бы, исконно русской культуры, как свекла.

— Никто не занимается селекцией. В нашем центре был отдел овощеводства, 15 лет назад его закрыли, — пояснил Головин. — Сейчас в основном специализируемся на зерновых. Из овощей есть только новый сорт картофеля "Евпатий". Специалисты, дававшие результаты, уходят на пенсию. Отсюда и привозные ГМО-рапсы. Возможно, новые положения по лицензированию дадут толчок и развитию науки.

В пояснительной записке к проекту закона о семеноводстве приводятся такие цифры: до 30 процентов новых сортов или гибридов, заявленных для включения в Государственный реестр, на практике оказываются хуже стандарта. По оценке экспертов, сегодня потери урожая от использования сортов, не прошедших испытания в конкретных зонах возделывания, составляют свыше 105,3 миллиарда рублей в год. Россельхознадзор за последние три года дважды предотвращал попытки завоза в нашу страну ГМО-семян.

— Семеноводство в России отсутствует. Все схватились за голову, когда вдруг обнаружили, что своих семян практически нет — все завозят, — считает Марат Халимов, более 20 лет занимающийся производством семян. Сегодня он возглавляет клуб садоводов. — Закон важен, поскольку определяет статус семеноводства. Обозначение этой темы — уже признание проблемы, необходимости создания законодательной базы. Но законопроект разрабатывал Россельхознадзор, а как может надзорный орган развивать селекцию? Помимо прочего, у нас самому младшему селекционеру 71 год. Кто будет заниматься кадрами, кто будет курировать развитие бизнеса?

Вопросы на вырост

Но одно дело селекция — семена еще надо, что называется, довести до поля. По словам Николая Клименко, сегодня в стране нет ни одной зоны семеноводства: нет территорий с соответствующим административно-правовым регламентом, пространств, где бы планомерно велась борьба с дикими опылителями.

— У нас нет ни одного хозяйства, которое было бы в состоянии выращивать семена, — поясняет Клименко. — Мы конкурируем в продажах в России, но основную массу семян, в том числе собственной селекции, выращиваем за границей.

— Здесь важно не только вывести новый сорт, но и довести до потребителя. Однако нет отечественного оборудования для обработки и доработки семян, сортировки и тому подобного. Иностранное — дорогое. Особенно это касается овощей и цветов. Очень большие затраты! Нужны программы поддержки развития отечественного семеноводства, тогда оно станет конкурентоспособным. Семена не придется выращивать за границей, а это меньше рисков, — вторит Игорь Подковыров.

Ужесточение контроля — один из самых болезненных моментов в законопроекте о семеноводстве для крупных российских компаний. Документ вводит более 30 надзорно-контрольных функций, что может усложнить условия развития бизнеса.

— Минсельхоз требует по каждой партии вводить схемы апробации и сертификации, с каждой партией оформлять тысячи бумаг, — замечает Клименко.

— У нас, например, более трех тысяч позиций семян. Представьте, если платить по каждой. Может, имеет смысл разделить культуры, предназначенные для больших хозяйств, и условно — для дачников, где необязательна регистрация в Госреестре и за нее не надо платить пошлину? — задает вопрос Марат Халимов.

Стоит заметить, что крупные поставщики семян старательно следят за своей продукцией. Так, в лаборатории компании "Аэлита" (также выращивающей семена за границей) рассказали, что партии не фасуются, пока "не увидят, что вырастет". Высеиваются контрольные группы под наблюдением агронома (если дважды семена показали плохую всхожесть — уничтожают), отбираются образцы для проверки на вирусы. "Нас не пугает ужесточение контроля, но расходы на документы вырастут, — пояснили в компании. — Конечно, это отразится на стоимости. По предварительным прикидкам, речь может идти об увеличении цен на 10-15 процентов".

— Садовода можно обмануть только один раз, — уверяет Марат Халимов. — Если семена какой-то компании не взошли или не понравились, второй раз он продукцию этой фирмы покупать уже не будет. Те, кто хочет закрепиться на рынке, просто вынуждены обеспечивать качество без особого госконтроля.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика