Путин дал шанс каждой россиянке стать миллионершей

Путин дал шанс каждой россиянке стать миллионершей

Рожай на Камчатке и получай миллион! Не важно, с какого конца страны ты туда приехал, главное, чтобы это был третий (или четвертый, пятый…) ребенок в семье, который появился на свет и зарегистрирован именно там, на российском Дальнем Востоке. В любом из его субъектов. Эта оригинальная мысль посетила российского вице-премьера и полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) Юрия Трутнева на недавнем Восточном экономическом форуме (ВЭФ), где среди прочего обсуждались демографические сложности края.

— После выплат семьям по миллиону рублей на жилье за родившегося третьего и последующих детей, рождаемость на Дальнем Востоке вырастет, а отток населения сократится, — заявил полпред. — Если этот механизм будет принят, я считаю, что он поможет многим семьям растить детей, понимая, что семья получит дополнительные средства для того, чтобы завести третьего и далее ребенка.

Президент России практически сразу поддержал предложение полпреда. В минувший вторник Владимир Путин поручил правительству рассмотреть до 1 ноября вопрос о предоставлении дальневосточникам, в том числе, новоявленным, единовременной социальной выплаты в размере одного миллиона рублей при рождении третьего ребенка или последующих детей. Разъясняется, что деньги можно будет направить как на приобретение жилья в регионе, так и на оплату расходов на его строительство. Не иначе!

Словом, рожай, россиянка, получай, обустраивайся. Кто ж не хочет стать миллионером, тем более, без особых усилий? Всего-то и дел — подождать девять месяцев… И извечная проблема самого отдаленного нашего региона — массовый отток населения — будет, наконец, решена. А отток дальневосточников в европейскую часть России за последние годы хоть и несколько снизился, но по-прежнему высок — до 14, 8 тыс. человек в год. Учитывая крайне невысокую в целом численность жителей Дальнего Востока (всего чуть больше восьми миллионов человек), нетрудно подсчитать, что через 25−30 лет там если кто и останется, то разве что потомственные аборигены. Если, конечно, не принять срочных мер.

Сегодняшняя жизнь в тех дивных, но суровых краях, нелегка. Дело не только в климате: приспособиться можно к любым природным условиям. Но и в хронической неустроенности дальневосточного бытия.

Многодетным гражданам говорят: приезжай, купи себе квартиру, трудись, расти детей. А в правительстве подсчитали, сколько потребуется для этого средств? Уверены, что среднестатистическая российская семья осилит переезд? Один перелет, скажем, до Петропавловска-Камчатского, обходится от 30 тыс. рублей. Плюс жилье. Однокомнатная квартира без отделки в субъектах ДФО стоит от 3 млн. рублей. Плюс еда, медицинские услуги, садик, школа для уже имеющихся ребятишек. Какое-то время уйдет на поиск работы. Значит, ехать надо, имея с собой достаточный запас средств, читай миллионов. Об этом власть подумала? Учла, приглашая с Большой земли потенциальных жителей?

Недавно встретила на Невском проспекте знакомую, о которой давно не было слышно. Она из Волхова, Ленобласть, по профессии инженер-технолог. Знаю, что уезжала куда-то с мужем. Оказалось, в Благовещенск. Ещё до того, как родное правительство пообещало всем желающим бесплатный дальневосточный гектар.

— Четыре года потерянной жизни, — рассказала она при встрече. — А ведь собирались туда навсегда! Первое время местная власть, как и обещала, помогала нам. В частности, найти работу, мне — технологом на молочном комбинате, мужу — в строительной организации. И со съемным жильем за 17 тысяч в месяц (это считается там недорого) с перспективой быстрого приобретения собственной квартиры. Дом, мол, уже строится, надо только немного подождать.

Через полгода съемная «однушка» подорожала до 25 тысяч, не считая коммунальных платежей. При том, что зарплата у меня была 50 тыс. в месяц, у мужа порядка 70 тыс. Денег за вычетом квартирных, оставалось только на еду, а она там дорогая, потому что в основном привозная. Свои только рыба да «молочка». Путешествовать по региону, как мечталось, тоже не получилось. На одном бензине можно «прогореть»! За все время мы только раз смогли выехать в отпуск из Благовещенска — в китайский Харбин. В Волхов, повидать родных, не удалось, далеко и дорого. Нам говорили: потерпите, все наладится, местные ведь терпят, будут у вас и высокие зарплаты, и свое добротное жилье. Но что-то я ни у кого в том городе больших зарплат не заметила. Даже у медиков, которым сейчас приплачивают за лечение ковидных больных.

— После Благовещенска, — заключила знакомая, — мне мой маленький Волхов кажется большим процветающим городом. И дороги лучше, и магазины наполнены разнообразными товарами. И с работой, какой-никакой, а выбор есть. Никуда больше из него не уеду.

Идея с дармовым миллионом родилась у дальневосточного полпреда, по его же признанию, после знакомства с европейским опытом. Он, правда, не уточняет и условия, при которых выплаты Евросоюза на детей реально «работают», стимулируя многодетность, а с ней и рост населения, благодаря предварительно созданной комфортной среды обитания. А как у нас?

По данным экспертов Дальневосточного отделения РАН, на осень 2020-го (более свежих пока нет) обеспеченность жильем в крае на десять процентов меньше, чем в среднем по России, а стоимость квадратного метра на 15 процентов выше. И объемы ввода жилья на 44 процента ниже. Это не говоря о качестве сдаваемых квартир, обеспеченности коммунальными ресурсами, о дефиците детских садиков, школ, медицинских и оздоровительных центров. Если в среднем в России индекс комфортности городской среды составляет 177 пунктов, то на дальнем Востоке он — 159.

— Развитием Дальнего Востока в России озабочены ещё с царских ещё. Специальные программы принимались и в начале ХХ века, и в 1930-х годах, — напомнила «СП» Мария Мацкевич, старший научный сотрудник Социологического института РАН.

— Последнюю утвердили в 2013-м, с тем, чтобы уже к началу третьего десятилетия стабилизировать численность населения, наладить производственные мощности.

«СП»: — Выполнена она?

— К сожалению, только на 20 процентов. Одна из причин тому — неясность, я бы даже сказала, зыбкость обозначенных в ней задач. Для чего нужно закреплять населения на Сахалине, Курилах, Камчатке? Сколько его там нужно? Что мы хотим от ДФО — добывать в его недрах ресурсы? Создавать форпост? Даже если просто для того, чтобы не пустовала эта российская территория, нужно качественное современное жилье, бесперебойная обеспеченность водой, продуктами питания, другими товарами.

«СП»: — На ваш взгляд разовые финансовые выплаты, будь это материнский капитал за второго ребенка или обещанный ныне миллион, способны решить нынешние демографические проблемы в стране в целом и на Дальнем Востоке в частности?

 — Судя по мировому опыту, для воспроизводства населения этого точно не достаточно. Да, маткапитал, некоторые другие выплаты немного улучшили материальное положение семей в стране, но и только. К слову, для обеих наших столиц бюджетные доплаты не кажутся существенными. Другое дело в провинции. Не везде, не сказать, чтобы массово, но на второго ребенка ради них женщины соглашаются. В любом случае, в долгосрочной перспективе проблему оттока население это точно не разрешает.

«СП»: — Из Сибири и с Дальнего Востока уезжают все больше молодые люди, перебираясь поближе к Москве и Петербургу. Что им не хватает?

— Отдаленность от центра, от обеих столиц, создает у людей ощущение оторванности от жизни, от хороших зарплат. Ездить туда-обратно хотя бы два-три раза в год, нереально. Прямых авиарейсов с регионами практически нет. В основном все из Москвы. То есть, ехать и накладно, и долго. Между тем, за Уралом есть вузы очень неплохие, по-своему передовые вузы. Скажем, Новосибирский университет. Насколько я знаю, абитуриентов туда приходится зазывать разными стимулами. Студентов удерживают заманчивыми перспективами, нередко, впрочем, несбыточным. Опять же из-за дефицита средств, отдаленности от столиц с их передовыми технологиями. Конечно, любая копеечка, которая перепадает нашим гражданам от власти, приятна. Но, увы, малоэффективна. К земле ею людей не привяжешь, как показал широко разрекламированный когда-то «дальневосточный гектар».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика